Category: общество

Танцы

Альтернативная анатомия

     Когда-то я была твёрдо уверена, что ноги у людей бывают двух видов: правая и левая. Ну, у нормальных людей.
     Потом я начала заниматья ирландскими танцами и с удивлением узнала, что ноги у людей так же бывают передними и задними.
     На фоне этого информация о том, что у исторических танцоров ноги бывают внешними и наружними вообще не произвела впечатления.

     Но вчера и сегодня мы постигали дзен и свою анатомию на мастер-классе по барокко.

     И да, ноги бывают ещё верхними и нижними.
Кицуне

Алёшенька

Ничто не предвещало.

В отсутствие Веры ей звонил кабельщик Алексей. Вернувшись, она тут же перезвонила:
- Звонил, Алёшенька?
Они что-то обсудили по работе, Вера положила трубку и спросила нас:
- А как я его назвала?
- Алёшенька. А что?
Фейспалм.
Обычно Вера так Алексея называет за глаза, а тут, видно, заработалась. Коллектив, рыдая, дружно сползает под столы.
- Вера, сегодня только понедельник, что у вас к пятнице будет?
- Не знаю, я ему теперь в глаза смотреть не смогу. Что он обо мне подумал?!
Но рабочий день ещё не закончен, все погружаются в работу.
- Какие-то ненормальные рефлектограммы. Каким прибором это мерилось?
- Вот Алексей зайдёт завтра, у него спросишь.
- Ага. «Алёшенька, а покажи-ка свой прибор!»
- Ааааааааах!
- Думаю, он к нам больше не придёт.
Работа встаёт минут на пятнадцать.

За чаем прочие дамы интересуются, что такое происходило в нашем кабинете. Нам не жалко, в лицах описываем ситуацию. Дамы предлагают свои варианты развития событий. Фантазия у них работает с огоньком и без остановок.
А Вера между тем пьёт чай, не вытаскивая из кружки ложку с длинной ручкой.
- Убери ты эту штуку, в глаз ведь тычется! – говорит Светлана.
В этот момент Венера делает круглые глаза, а затем шумно выдыхает:
- А, это ты про ложку! А я-то подумала...
Мы замерли на секунду, представив, как Венера поняла ту фразу в контексте беседы...   Скоро к нам сбежится весь этаж.

Алёшенька, когда тебя нет, про тебя такое говорят.....

Я

(no subject)

Сегодня встретила соседку по площадке, когда она выводила погулять собак.

     Она этих двух хаски-квартеронов с дачи привезла на стерилизацию. Неделю они жили в квартире за стеной и я об этом не подозревала. Ибо не не слышно (в отличии от толпы внуков, да).
     Может, особенность породы, может - воспитания. Но - тишина.
Танцы

Почти Самайн

         В минувшую субботу в Челнах состоялся Тартановый бал. Танцевали шотландские джиги и контрдансы, и немного ирландщины.
       Мы месяц повторяли – некоторые учили заново – популярные шотландские танцы, где-то двадцать штук. Это в одной группе, а другая учила один ирландский. Один. Но ОЧЕНЬ показательный.
    И вот всё отрепетировано, все облачены в тартан и готовы веселиться.

Несколько лет назад я писала о рекордном количестве мужчин в килтах на квадратный километр во Владимировской области. В этот раз Челны его побили.

  
Мужчины в килтах! Вы были бесконечно очаровательны и восхитительны. И мужественны. Ибо чтобы надеть килт  в наших широтах, нужно быть очень смелым и решительным.









  Я долго не могла понять, что мне напоминают шотландские танцы с их постоянными передвижениями и упорядоченным хаосом. Нет, ну некоторые фигуры один в одни похожи на попытки разойтись в маленькой кухне. Но напрашивалось что-то ещё.
    Вот это:




            Симона тоже посетила бал, правда, пока только в качестве гостьи.



 
И много было танцев (но хотелось ещё!), и было много смеха.

    И был потом неправильный мёд... но это уже совсем другая история.
ММ

(no subject)

Кто ответит, что такое счастье?
Тает солнце медленно в дали.
Засыпает маленькая Настя,
Чудо синеглазое Земли.

Добрый мишка, заяц на поляне -
Что приснится девочке во сне?
За стеною, на телеэкране
Мир гудит в тревоге и огне...

Голос смерти в грохоте орудий.
Города в руинах и в золе.
Люди, разве счастливы мы, люди,
Если дети гибнут на Земле?

Вспомните, вглядитесь: я - Россия.
Мне ль войну минувшую забыть?
Люди, люди, разве мы не в силах
Маленьких и слабых защитить?

Или нет в нас больше соучастья?
Или очерствели мы душой?
Я прошу не только ради Насти:
Дайте Насте вырасти большой!
ММ

Филипп Честерфилд. "Письма к сыну"

            В далёком 1731 году в Гааге жила милая и благочестивая девица, Элизабет дю Буше, служившая гувернанткой. Английским послом в Голландии в то время был граф Честерфилд, который ту девицу и соблазнил (ходили слухи, что на спор). Бедная девушка забеременела и лишилась места.
           Сюжет банален до зубной боли. Обычно такие сюжеты развиваются следующим образом:
          - кавалер исчезает в неизвестном направлении; несчастная, сжав зубы, проходит все круги ада, становится сильной, богатой, успешной. Такое развитие обожают романисты, в реальности встречается редко;
          - покинутая недевица погибает самым трагичным образом (чаще всего в сюжете присутствует прощальное письмо, распущенные волосы и мост над глубоким водоёмом). Но тут возможно бесчисленное количество вариантов. В восемнадцатом столетии это считалось достойным выходом
из ситуации;
          - а чаще всего девушка после беспплодных попыток заработать честным трудом оказывалась на панели.

         Но наш граф не любил банальностей. Элизабет он не оставил (хотя о свадьбе не могло быть и речи; кстати, через год он женился на Мелюзине фон Шуленбург, внебрачной дочери Георга I), а поселил в лондонском предместье, назначил ей пенсион - и исчез из её жизни. Правда, в библиотеке Честерфилда висел ей портрет. Но о сыне своём, Филиппе Стенхопе, он заботился и всячески опекал.
         Часто в понимании мужчин "заботиться" означает "содержать". Но и здесь наш герой стал исключением. Он подыскал для сына хороших учителей, он следил за его успехами, создавал ему нужные знакомства, давал полезные советы.
         Беда лишь в том, что всё это происходило на расстоянии. Виделись отец с сыном очень, очень редко.
         Честерфилд стал отцом в сорок лет, будучи способным дипломатом, известным политиком и светским человеком. У него было всё - кроме детей, поэтому к мальчику он испытывал глубокую, искреннюю привязанность.  Его письма дышат нежностью и тревогой; он мечтал видеть в сыне своё продолжение - как светского человека, так и политика.
          В письмах, на которых в последствии воспитывалось не одно поколение англичан, автор на основании своего обширного опыта даёт рекомендации на все случаи жизни: как сохранить здоровье, какие читать книги, в каком обществе вращаться, как понравиться окружающим. Многие советы казались современникам шокирующе циничными. Судя по письмам, из юного Филиппа должен был вырасти очень незаурядный человек.
          Но было одно "но" - клеймо незаконнорожденного.
          Ни влияние, ни связи, ни помощь влиятельных друзей отца не смогли помочь не Стенхопу сделать карьеру.
          Лично я думаю, что молодой человек при всех своих достоинствах просто не имел склонности к выбранному делу, но боялся не оправдать ожиданий и разочаровать отца, который так в него  верил. Наверное, завышенные требования страшно тяготили его. А отец, будучи практически не знакомым с сыном лично, не мог этого понять.
          Общение по переписке продолжалось почти тридцать лет. А потом, совершенно неожиданно для Честерфилда, его сын умер от туберкулёза.
          Отец не знал, что его единственный сын смертельно болен.
          Отец не знал, что сын женат и имеет двух сыновей.
          Все эти годы он любил совершенно другого человека. Человека, существовавшего лишь в его мечтах.
          Он писал в пустоту.

          Этого могло хватить для инфаркта. Но старый лорд справился. Он оставил небольшой капитал внукам и ничего - невестке. А та, по достоинству оценив письма свёкра и имея большую нужду в деньгах, сумела их издать.
          Отношение современников к книге не было единогласным. Недоброжелатели графа высказывались крайне отрицательно, в то время как друзья - в том числе, Вольтер - были в восторге.
          Суд истории показал, что Вольтер был прав. Книга "Письма к сыну" регулярно переиздаётся на разных языках уже более двухсот лет и пользуется неизменным успехом.

          Сама я очень жалею, что не смогла прочитать её лет на тридцать раньше. Очень, знаете ли, полезные в нашей жизни советы даёт автор.